Safe connection
COMMUNICATION PLATFORM
dedicated to safe sex, active life style and HIV/AIDS
УвійтиРеєстрація

Реєстрація необхідна для нарахування поінтів та їх подальшого обміну на безкоштовні презервативи.
Реєстрація також необхідна для участі у Чаті з Зіркою.
Маючи реєстрацію, ти маєш можливість першим дізнаватися про всі акції та заходи, що проводяться в рамках проекта Safe Connection.

Для участі у форумі та спілкування в чаті з експертом реєстрація не обов’язкова та залишається на твій розсуд.

Чекаємо на тебе в ком’юніті Safe Connection!
18 липня 2017

Маю право сказати "Ні"

Яна Мойсеенкова
экс-главред "Фокус"

#маюправосказатині
Мне 25-ть. Я уже лет восемь работаю в ежедневках, закончила журфак, вышла замуж и даже развелась. У меня нет сил. Почти никогда и ни на что. Мне надо бегать по прессухам, редактировать, контролировать верстку, составлять тематические планы, проводить планерки и писать, писать, писать. А у меня нет сил. Я ползаю. Я ем магний и пью кофе. Литрами. Не помогает. Год никто не может понять что со мной. Первый врач, второй и третий говорят, что у меня «синдром выгорания» и мне просто надо нормально отдохнуть. Я не верю. Наступает переломное утро - проснувшись, доползаю до умывальника и, присев на край ванной, понимаю, что просто не могу не то что одеться, а даже добраться назад к кровати. Нет сил. Там, в ванной, я и понимаю, что больна. Проверяю все, просмариваю результаты анализов и предполагаю проблемы со щитовидной железой. Спустя пару дней эндокринолог вслух говорит то, что я знаю о себе уже несколько дней - гипотериоз в рецидиве. Начать гормональную терапию. Звучит тогда страшное для меня слово - пожизненно.

Пожизненно. Как это? Я раньше не понимала этого слова, не осознавала. Оно навалилось на меня. По-жиз-нен-но, - говорила я себе, пропевая слоги. То есть, пока живешь. А потом не надо (ха-ха). Почему? Ради чего? А как же мои планы? Как мои желания, намерения и стремления? Как же тогда жить, если, как говорят врачи, все надо ограничить? Больше года я не могла принять диагноз. Дня не проходило, чтобы я не спросила - почему? почему это со мной? Почему я должна ежедневно что-то принимать лишь для того, чтобы дать себе шанс оставаться такой же, какой я была? Люди для меня разделились на тех, кто еще не знал что такое «пожизненно» и тех, кто уже был в курсе. Я искала врачей и методики, которые помогли бы мне избавиться от гормональной зависимости (как я это называла). Дважды мои эксперименты доводили меня до, мягко говоря, не очень хорошего состояния. Я уже много лет десятой дорогой обхожу эндокринный диспансер на Пушкинской. Но именно он тогда стал для меня точкой сборки. Там я встретила своих знаковых людей - врача, который чуть не довел меня до комы и девочку, которая случайно вправила мне мозг.

В очередной раз я металась по коридору диспансера, ожидая своей очереди в лабораторию, привычно вела свои внутренние диалоги с вопросами «зачем» да «почему», пока не почувствовала, что кто-то наблюдает за мной. Я обернулась. На скамеечке сидела девчонка в коротких рваных шортах, ногой пиная оранжевый рюкзак. Она даже сняла наушники, видимо, предполагая, что мечущийся человек должен что-то говорить. Худенький ребенок лет 16-ти.

- Почему вы нервничаете?, - спросил ангельский голос.

- У меня гипотериоз, каждое утро я пью гормон и все время хочу спать. Я не могу смириться с тем, что заболела.

- Аааа, вы заболели недавно, - улыбается ребенок. - Проблема в том, что вы помните себя другой. Без вот этого груза «я не такая как все, все здоровы, а я больна, почему, почему, почему».

- У вас тоже щитовидка?

- Нет, у меня диабет, - для верности девочка поднимает майку, показывая исколотый живот. - Заболела в четыре года, потеряла сознание на дне рождения подружки. Сколько себя помню, каждые 6-8 часов делаю внутрикожные инъекции, везде таскаю с собой аптечку и печенье. У меня не было жизни, в которой не было бы инсулина. Поэтому ничего не надо переосмысливать, я просто живу и радуюсь, а врач мой говорит, что при правильном подходе, даже смогу стать матерью.

Я шла по парку Шевченка и сгорала от стыда. Ребенок достойно живет со своим серьезным системным заболеванием и даже строит наполеоновские планы, а я - совершеннолетняя тетка - никак не могу взять себя в руки и просто принять неизбежное. Принять. Но не идти на поводу у подавляющего большинства тогда еще не очень продвинутых эндокринологов, талдычащих о необходимости жизни в стиле неврологического пациента «спать - есть - гулять - спать». Принять, но не позволить болезни украсть мою жизнь. Принять, но не позволить себе, прикрываясь диагнозом, опустить руки, уютно устроившись в роли жертвы. Все вдруг стало предельно ясно. Выбор прост: или склоняешь голову перед болезнью или находишь в себе силы сказать ей «нет». Нет. Я принимаю тебя. Но! Но качества своей жизни я тебе не отдам. Что там надо, чтобы иметь хотя бы минимальные силы на осуществление своих планов? Пить какую-то таблеточку, запивая крошечным глотком воды? Да запросто!

16 лет мое утро начинается с белой таблетки. 16-ть лет моей полноценной жизни. Семья, материнство, дом, друзья. Журналисты, редакции, издатели, профессиональный опыт, карьера. Десятки десятков прочитанных книг, сотни новых знакомств, дальние и не очень страны, моря, океаны, горы, коньки и лыжи, рассветы и закаты, километры улыбок и смеха. А ведь могла лежать на диване - обозленное на несправедливость, жалеющее себя нечто. У каждого свой путь. Моя дорога продолжилась благодаря одному большому «нет» аутоимунному заболеванию и ежедневным маленьким «нет» его проявлениям. Ну и пусть, ведь все остальное со мной. Возможно, когда-то болезнь снова поднимет голову. Такое, конечно же, может случиться. Но я выбираю не бояться того, что может произойти когда-то (а может и не произойти). Я выбираю жить сегодня. Жить, а не влачить существование. Смеяться, а не ныть. Я выбираю жить пожизненно. Спасибо, моя маленькая таблеточка, за то, что сделала меня сильнее и мудрее.